Решение Верховного суда РТ от 27.12.2000 "О РАССМОТРЕНИИ в ОТКРЫТОМ СУДЕБНОМ ЗАСЕДАНИИ ДЕЛА ПО ЗАЯВЛЕНИЮ ПРОКУРОРА РТ О ПРИЗНАНИИ ЧАСТИ 2 СТАТЬИ 10 и ЧАСТИ 2 СТАТЬИ 17 ЗАКОНА РТ "О НЕГОСУДАРСТВЕННЫХ ПЕНСИОННЫХ ФОНДАХ" ПРОТИВОРЕЧАЩИМИ ФЕДЕРАЛЬНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ"

Архив



ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН



РЕШЕНИЕ

от 27 декабря 2000 года



27 декабря 2000 года судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан в составе:

    Председательствующего    Сычева А.И.
    с участием прокурора     Валеевой Ф.К.
    при секретаре            Ахмеровой Г.С.

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению прокурора РТ о признании части 2 статьи 10 и части 2 статьи 17 Закона РТ "О негосударственных пенсионных фондах" противоречащими Федеральному законодательству,



установила:



Прокурор Республики Татарстан обратился в суд с заявлением о признании части 2 статьи 10 и части 2 статьи 17 Закона Республики Татарстан от 24 июня 1998 года "О негосударственных пенсионных фондах" противоречащими закону Российской Федерации от 7 мая 1998 года "О негосударственных пенсионных фондах".

В обоснование этого указано, что содержащиеся в части 2 ст. 10 и части 2 ст. 17 Закона РТ правоположения противоречат правоположениям, изложенным в статьях 2 и 27 федерального закона.

Председатель Государственного Совета РТ с заявлением не согласен.

Выслушав объяснения сторон, рассмотрев имеющиеся в деле доказательства, Верховный суд РТ считает, что заявление подлежит отклонению по следующим основаниям.

Часть 2 ст. 10 республиканского закона определяет правоспособность фонда, который в соответствии с законодательством вправе заниматься предпринимательской деятельностью, т.е. правоположения носят отсылочный характер.

Правоспособность фондов как одной из форм юридических лиц регулируется статьей 118 ГК РФ.

Тот факт, что в статье 2 федерального закона указано, что негосударственный пенсионный фонд является особой организационной формой некоммерческой организации социального обеспечения, исключительным видом деятельности которой является негосударственное пенсионное обеспечение участников фонда, не означает, что фонд не наделен всеми правомочиями фонда, которые определены законом.

Содержащиеся в указанной статье закона правоположения лишь определяют, что никто другой, кроме указанного вида фонда, не имеет права заниматься деятельностью по негосударственному пенсионному обеспечению.

Необоснованными являются доводы прокурора о том, что положения части 2 статьи 17 республиканского закона противоречат положениям, изложенным в части 3 статьи 27 федерального закона, т.к. они регулируют не совпадающие по объему отношения.

Федеральный закон предусматривает, что отчисления фонда на формирование имущества, предназначенного для обеспечения уставной деятельности фонда, не должны превышать 20% в первые три года деятельности фонда и 15% - в последующие годы.

Республиканский закон определяет предельный размер отчислений не на формирование имущества, а на отчисления на обеспечение всей деятельности фонда.

Таким образом, указанные выше законодательные акты не противоречат друг другу, а регулируют разные по объему общественные отношения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 14, 50 и 197 ГПК РСФСР Верховный суд РТ



решил:



Заявление прокурора Республики Татарстан отклонить.

Решение может быть обжаловано и опротестовано в Верховный Суд РФ в течение десяти дней.



Судья

А.И.СЫЧЕВ









Региональное законодательство Следующий региональный документ,  правовая интернет библиотека







Разное

Новости